Наша жизнь

Главная Курск Преодоление Жизнь на ощупь…
template ."/tools.php");?>

Жизнь на ощупь… PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 

Курская правда.- 2010.- 3 июля (№75).- С. 5

Николаю Ивановичу Мальневу 89 лет. Родился он в деревне Выползово Солнцевского района в многодетной семье.  Детство не было безоблачным. Мальнев испытал на себе и холод, и голод. С юных лет он помогал отцу по хозяйству, был ему помощником во всех крестьянских делах. Работал и в колхозе наравне со взрослыми: косил траву, пахал землю. А на войне в 20 лет потерял зрение.  

 Николай Иванович Мальнев

Осенью 1940-го пришел срок послужить Родине. Николая Мальнева за­брали в армию.

Но мирные армейские будни прервал июнь 41-го года. Николай в то роковое утро дежурил на кух­не. Услышал громкий вой тревож­ной сирены. Личный состав по­строили и объявили, что началась война. А уже совсем скоро дивизии, в которой служил Мальнев, дове­лось вступить в бой. Передовая с каждым днем приближалась к ним. Окопались, заняли оборону. Нем­цы стремительно наступали, а со­ветские солдаты держали оборону. Две недели страшных боев, в ко­торых погибло множество молодых парней, сослуживцев Николая Ивановича. А потом наступило от­носительное затишье, которое ста­ло для Мальнева роковым. Он пом­нит только эхо взрыва, который отбросил его от пулемета, и он упал вниз лицом. Жгучая боль пронзила голову. Кто-то рядом за­кричал: «Мальнев убит!» Но он был жив. Вскочил вгорячах, усерд­но протирая глаза. Открыл их, но они ничего не видели. В ту пору ему было всего 20 лет.

Мальнева переправи­ли в госпиталь под Нижний Тагил. Там он не раз срывал повязку с глаз, пы­таясь увидеть свет, но сплошная тьма не отступала. Врачи успокаи­вали, говорили, есть надежда, что один глаз будет видеть. Надо толь­ко подождать. Конечно, они знали, что этого не случится, но как ска­зать молодому, здоровому парню, что он ослеп на всю оставшуюся жизнь? Не раз ему хотелось нало­жить на себя руки, просил сестри­чек сделать что-нибудь, чтобы он не мучился.... А потом был дом инвалидов в Свердловске. Вер­нуться домой Мальнев не мог: Кур­ская область была еще оккупиро­вана немцами. Он волновался о родных и близких, которые оста­лись в родной деревне Выползово, где в ту пору хозяйничали фаши­сты. По радио Николай Иванович жадно ловил каждое сообщение о ситуации на фронте, переживал, что ничем не может помочь сослу­живцам, тосковал по родному дому. Два долгих года ждал он вести об освобождении Курска. И наконец-то этот час настал. Он с сопро­вождающим едет на Родину!

Вот он, родительский дом, знакомый голос отца. Мать не дождалась сына, умерла в период оккупации. Погиб на фронте его брат Михаил. Отец остался с пятью детьми, старшему из которых было 13, а младшему всего год. Он

 

Жгучая боль пронзила голову Кто-то ря­дом закричал: «Мальнев убит!» Но он был жив. Вскочил вгорячах, усердно протирая глаза. Открыл их, но они ничего не виде­ли. В ту пору ему было всего 20 лет

гладил по голове вер­нувшегося сына, не выдержал и разрыдался: «Я так ждал тебя, свое­го помощника...» Трудно передать словами, что творилось в те мину­ты в душах отца и сына. Колхоз по­строил многодетной семье новый дом дал корову, Николаю офор­мили пенсию. Он тяжело привыкал к своей новой жизни. Осознание того, что никогда больше не увидит своих братьев и сестер, отца, од­носельчан, угнетало его. Николай Иванович приучался жить на ощупь. Он мог провести остав­шуюся жизнь в тоске и тяжких воспоминаниях, жалея себя и не­навидя свою беспомощность. Но разве это называлось бы жизнью? Николай Иванович не сдался на милость обстоятельствам, проявив недюжинную силу воли.

Через несколько лет по­сле возвращения домой он уехал в Курск, посту­пил в музыкальное училище. Че­тыре года осваивал баян, а потом вернулся в Выползово. Незрячий музыкант поразил людей своим та­лантом. Парень играл великолепно. Николай Иванович стал желан­ным гостем в каждом доме. Его приглашали поиграть на свадьбах, проводах в армию, семейных празд­никах и торжествах, народных гу­ляньях. Без баяниста Мальнева не обходилось ни одно мероприятие. Николай Иванович общался с людьми, обрел второе дыхание. Ему хотелось жить и быть полезным окружающим. Он научился само­стоятельно не только ходить по дому и деревенским улицам, но и управляться по хозяйству, которое у Мальневых было немаленьким.

Как говорится, слухами земля полнится. Пошла слава по округе и о слепом музыканте Мальневе, ко­торый покорил людей не только ве­ликолепным владением инстру­ментом, но и жаждой жизни. Мно­гие ведь наверняка примеривали судьбу Николая Ивановича на себя, думали, смогли бы они сдюжить и не сломаться. Односельчане ча­ стенько думали: «Какой недю­жинный характер у человека! Же­нить бы его для полного счастья, да какая ж баба пойдет за слепого за­муж?» Но, к счастью, таковая на­шлась. Нина Петровна жила непо­далеку в деревне Богдановке. О чем думала женщина, у которой был ребенок от первого брака, ког­да впервые увидела незрячего пар­ня, какие мысли роились в ее душе, наверное, только ей ведомо. Теперь же по прошествии десятков лет говорит, что ничуть не испугалась инвалидности Мальнева. Наоборот, поняла, что с ним у нее будет все хорошо, хоть он и незрячий.

Николай Иванович усыновил мальчика своей супруги Сашу, а по­том в их семье родились еще двое детей - Ваня и Валя. Сегодня сы­новья живут в Курске и Курчатовском районе, а дочь Валентина ря­дом с родителями. Нынче супругам Мальневым нелегко. Возраст, бо­лезни дают о себе знать. За ними ухаживает дочь. Валентина Нико­лаевна работает медсестрой в рай­онной больнице на полставки. Большей нагрузки она позволить себе не может, все остальное время посвящает родителям, у которых проводит гораздо больше времени, чем в собственной квартире. Ва­лентина Николаевна говорит, что у нее нет сегодня ни личной, ни об­щественной жизни. Почти все вре­мя проходит в заботах о родителях. Она жертвует ради них всем, пото­му что не может иначе. Да, ей се­годня непросто, но Валентине Ни­колаевне никогда не забыть, как воспитывали ее родители, как хо­лили ее и любили. Долг, как из­вестно, платежом красен.

Дочь вспоминает, что в семье всегда жили друж­но. Хозяйство держали большое. Братья и сестра помога­ли родителям. По словам Вален­тины Николаевны, отец никогда не знал покоя, все время что-то делал, мастерил. У них одних в деревне была своя лодка, которую папа сделал собственными руками, бу­дучи уже слепым. На зависть всем. В семье никогда не случалось та­кого, чтобы не было денег. Роди тел и не могли допустить, чтобы дети в чем-то нуждались. Коне­чно, им пришлось с юных лет по­знать тяжелый крестьянский труд, но он только закалил их характер и не позволил в дальнейшей жизни пасовать перед трудностями. А еще перед глазами всегда стоял пример отца. Разве можно было расстраи­ваться и отчаиваться по мелочам, зная, какая тяжелейшая доля вы­пала ему. Конечно, говорит Ва­лентина Николаевна, отец всегда помнил о своем увечье. Что он пе­реживал в душе, никто не знает. Об этом можно только догадываться. Но иногда в словах проскальзыва­ло, как ему невыносимо тяжело.

Николай Иванович никогда не жаловался на судьбу, но когда кто-то из знакомых плакался, что бо­лит голова, остеохондроз заму­чил, спина ломит и так далее, он не мог сдержаться и говорил: «Если бы ты хоть на час закрыл глаза, тебе захотелось бы наложить на себя руки. А все твои болячки — мелочи перед этим».

Еще Валентина Николаевна вспомнила, как однажды в детстве она растапливала печь в доме, об­лив керосином дрова. Керосин вспыхнул и опалил девочке брови, ресницы и волосы. Отец, конечно, поругал нерасторопную девчонку, а потом обнял ее и тревожно спро­сил: «Дочь, а глаза целы?» Услышав утвердительный ответ, он изрек: «Это главное, Валя. А волосы от­растут». Валентина Николаевна го­ворит, что, безусловно, судьба у отца тяжелейшая. Он никогда не видел, как выглядят его жена и дети, но как хотелось ему этого! Когда мать покупала какую-ни­будь обновку, отец всегда подходил к ней, щупал материю и произно­сил: «Что ж, вроде красиво. Носи на здоровье». Как тяжело это всем было видеть, а какие чувства рои­лись тогда в душе слепого мужчи­ны, и представить невозможно.

И все-таки  Валентина Николаевна утверждает, что отец прожил счастливую жизнь. Его целеустремлен­ности могут позавидовать многие зрячие. Сколько любви и света он подарил родным и близким людям! Год назад Мальневы перебрались на постоянное место жительство в поселок Солнцево. Можно ска­зать, им несказанно повезло. На окраине деревни Выползово, где жили престарелые супруги, соб­рались строить цементный завод. Изба Мальневых была крайней в деревне, а по плану по этому месту должна пройти железнодорожная ветка. Строительная организация купила для Мальневых небольшой дом в поселке Солнцево. Валенти­на Николаевна говорит, что очень довольна этим обстоятельством, ведь часто ездить в отдаленную де­ревню было проблематично. Очень просила она поблагодарить на­чальника соцобеспечения района Любовь Прозорову, которая помо­гает семье Мальневых во всех во­просах, когда бы к ней ни обрати­лись. На новом месте жительства тоже порой не обходится без казу­сов. Но все трудности отходят на второй план, когда отец обнимает ее и говорит: «Прости нас, дочка, что доставляем тебе столько про­блем». И она держится, и будет стоять до конца, борясь за каждый новый день для своих родителей. Как стоял ее отец в 41-м под Ле­нинградом, защищая свою Родину, и как потом, будучи слепым, бо­ролся за то, чтобы жизнь его детей была светлой и радостной.

 Владимир Согачев

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 19 гостей 
Просмотрено статей : 6005900
Индекс цитирования
Оценка качества сайта

Статьи по теме