Наша жизнь

Главная Липецк Преодоление Военная тайна Михаила Анипкина

Военная тайна Михаила Анипкина PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 4
ПлохоОтлично 

Михаил Никитович Анипкин Итоги недели.- 2010. - № 10 – С. 24.

В КОНЦЕ НОЯБРЯ В НАШЕМ ЖУРНАЛЕ (№ 48) В СТАТЬЕ «КНИГА И БЕЛАЯ ТРОСТЬ» ВСЕГО В НЕСКОЛЬКИХ СТРОКАХ БЫЛО СКАЗАНО О МИХАИЛЕ НИКИТОВИЧЕ АНИПКИНЕ. ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ОСЛЕП НА ВОЙНЕ А С 1954 ГОДА, КОГДА ОБРАЗОВАЛАСЬ ЛИПЕЦКАЯ ОБЛАСТЬ, ВОЗГЛАВИЛ ОБЛАСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА СЛЕПЫХ. МНОГО ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ ОН СДЕЛАЛ ХОРОШЕГО ДЛЯ ТОВАРИЩЕЙ ПО НЕСЧАСТЬЮ. МИХАИЛ НИКИТОВИЧ ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ ВОЕВАЛ СЛЕПЫМ. РАЗВЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТАКОЕ?

В  областной библиотеке для слепых мне дали толстую папку с надписью  «Жизнь, отданная обществу». Я не закрыла её до тех пор, пока не прочита­ла все газетные вырезки, буклеты, ма­шинописные страницы, грамоты, па­мятные адреса... Долго рассматривала фотографии. На меня смотрел (смо­трел!) умный, добрый человек. Он не улыбался, но черты лица, глаза (глаза!) располагали настолько, что вот, кажет­ся, случись у тебя сейчас беда и обра­тись ты к нему, он спокойно возьмётся за дело и поможет в твоей беде, и всё устроит.

Так в жизни и было. Так говорят все, кто помнит его.

...Он родился на хуторе Лозовой. Окон­чил Ленинградское военно-медицин­ское училище. Участвовал в войне с бе­лофиннами... Началась Великая Отече­ственная...

 

КТО ЖЕ ОНИ ТАКИЕ — ЭТИ СИЛЬНЫЕ ПАРНИ?..

...И вот он, молодой фельдшер, в июле 1941-го осматривает группу крепких, сильных парней. Ребята тренирован­ные — на подбор.

Где же их, таких особых-то, набрали? И почему медосмотр? Ребята на его во­просы отшучивались и ответа не дава­ли.

Он сам догадался, в чём дело. Спросил, где командиры. — Да вон, двое во дворе стоят. Подошёл к офицерам: возьмите и меня.

Это была группа специально подготов­ленных разведчиков.

Анипкин с жаром объяснял офицерам, что и опыт участия в боевых действиях у него есть, и уже в начале этой, новой войны выходил из окружения. Через три дня молодого фельдшера вы­звали в штаб Северо-Западного фрон­та. Беседа была долгой.

Наконец ему сказали:

— Будете возглавлять разведгруппу и выполнять особые задания. Он сам решил свою судьбу.

Михаилу Никитовичу присвоили псев­доним Быстрый. Псевдоним и внеш­ность, лицо — вот всё, что полагалось о нём знать даже самым близким товари­щам. Остальные сведения стали с тех пор строжайшей военной тайной. Действовали по фашистским тылам. Перед ними стояла очень трудная зада­ча: не допускать по железной дороге из Витебска вражеские эшелоны к району Ленинграда.

И фашисты потеряли покой. Группа Быстрого пускала под откос немецкие составы. Взлетали на воздух мосты, целые автоколонны, узлы связи. Нем­цы срочно восстанавливали железно­дорожные пути, а группа Быстрого снова и снова взрывала вражеские эшелоны с солдатами, вооружением и боеприпасами. Фашистские каратель­ные отряды «прочёсывали» леса вдоль и поперек, но никого не обнаружива­ли. Группа Быстрого словно бесследно исчезала.

Никто их не выдал. Более того, Быстрый держал тесную связь с партиза­нами и местными жителями. В каждой деревне, в каждом селе у него были свои связные и агенты. С первых дней вместе с Быстрым сра­жался Навмян Бигильдинов. Об этом я прочитала в старом номере газеты «Правда». Он рассказывал о нём:

- Анипкин обладал каким-то чутьём, особой интуицией на опасность, поэ­тому, наверное, так умело и вовремя мы меняли своё местоположение. Он был удивительно хладнокровным в любых ситуациях. На многие задания ходил сам.

— ...В сорок втором году, — вспоминал Михаил Никитович Анипкин, — нам предстояло взорвать железнодорож­ный мост в трёх-четырёх километрах от станции Чертенево. От связной Зины, которая жила в соседней деревне Нечаево, мы узнали, что объект охра­няется серьёзно. В этом я убедился лич­но после того, как несколько раз на рас­свете издали наблюдал за мостом. За­тем разведка установила, что с обеих сторон моста у фашистов установлены пулемёты. На малейший шорох они от­крывали огонь. Даже ночью невозмож­но было подойти близко к насыпи и же­лезнодорожным путям.

Решили так: две группы (в каждой — по три человека) двигаться в обход пуле­мётных точек с обеих сторон моста. Они зашли к фашистам в тыл (те, ко­нечно, не ожидали нападения) и забро­сали гранатами охрану. Третья группа моментально заминировала мост и  взорвала его. Движение было приоста­новлено на три недели.

...Группа Быстрого сообщала в штаб Северо-Западного фронта о перебро­ске войск противника и номерах воин­ских частей, о карательных отрядах и эвакуации населения в Германию, о ко­мендатурах и продовольственных складах.

 

РАНЕНИЯ... ЖИЗНЬ КОНЧЕНА?

Своё первое ранение Быстрый получил в 1942 году. Но не такой это был чело­век, чтобы не вернуться в строй. Он ушёл из госпиталя, как только смог. Второе ранение было страшным. Бы­стрый потерял один глаз. Уцелевший глаз видел всё хуже. Разведчика наве­щали в госпитале офицеры штаба. Во время последнего их прихода Анипкин почувствовал, что они чем-то встрево­жены. Спросил прямо:

- Что-нибудь случилось с моей груп­пой?

-  Группа твоя цела, — ответил ему офицер.- Но на узле связи беспокоятся - не узнают «почерк» твоего радиста. Возможно, работаем на фа­шистов. В группу надо по­слать человека, которого знают связные, а у нас тако­го нет.

- А меня забыли?

- Разве сможешь?

- Смогу. Правый глаз не­много видит. А ребята и такого узнают. Дальнейшие действия Михаила Ники­товича Анипкина становятся почти ле­гендой. Каким-то невероятным, небы­валым эпосом о богатыре, который, не­смотря ни на что, смог всё.

...Комиссия признала его инвалидом. Теперь — дорога домой, и ему дали для сопровождения на родину медсестру — ведь он почти слепой и один доехать не сможет.

На вокзале Михаил (его теперь уже можно было называть так) попросил медсестру купить ему папирос. Та по­шла в магазин. Когда вернулась, боль­ного на месте не оказалось. А уже через несколько часов Быстрый достиг псковских лесов — расположе­ния своей разведгруппы. И снова в штаб фронта пошли донесе­ния.

Но в боевых действиях теперь кому-нибудь из бойцов приходилось привя­зывать к себе ремнём Быстрого — но­чью Михаил Никитович уже совсем ни­чего не видел. Вновь взлетали на воздух эшелоны с живой силой и техникой противника.

Беда накрыла его внезапно. Быстрый полностью ослеп. Сказались лишения и тяжёлые ранения. Поступил приказ разведотдела штаба Второго Прибалтийского фронта: пе­рейти в леса Литвы. Район прежних действий Быстрого освобождался Со­ветской армией. Разведчики шли рей­дом, беспрерывно сталкиваясь с гитле­ровцами и полицаями. Была зима, и следы группы продвиже­ния были хорошо видны на снегу. При­ходилось тяжело как никогда. ...Заночевали в землянке, а утром лишь успели услышать крик часового Алек­сандра Курносова: — Ребята, нас окружают фашисты! За два часа боя группа потеряла поло­вину состава. Быстрый пошёл на про­рыв. Он бросил гранату в направлении вражеского пулемёта, и граната до­стигла цели! Ещё один товарищ бросил две гранаты. Гитлеровцы были оше­ломлены.

Один из оставшихся в живых схватил за руку Быстрого, и они убежали в лес. За ними — радистка...

...Своей спецгруппой Михаил Никито­вич Анипкин руководил три года. Де­вять раз его засылали в тыл врага. Пе­реходил линию фронта. Прыгал с па­рашютом. Однажды его высаживали на озеро с гидросамолёта. Награждён орденами. Война для него закончи­лась чуть раньше Победы. Последние месяцы он выполнял ответственейшие задания штаба фронта, будучи полностью слепым.

Ему было тогда всего 24 года.

 

И ЕЩЁ ОДНА ЕГО ЖИЗНЬ!

...В 1954 году, когда была образована Липецкая область, Анипкина попроси­ли создать областную организацию Всероссийского общества слепых (ВОС). Он создал её и сделал для неё, собственно, всё.

В Липецке появилось добротное об­щежитие для слепых людей, рядом — столовая, баня, детский сад, жилые дома, библиотека, клуб, школа рабо­чей молодёжи, магазин, наконец, ше­стиэтажный производственный кор­пус - завод «Электроаппарат». И цех здоровья — с сауной, бассейном, тре­нажёрами. «Электроаппарат» стал «захлёбываться» лишь в годы пере­стройки. Но Михаил Никитович сумел удержать предприятие. Теперь «Элек­троаппарат», которым руководит Вла­димир Александрович Плаксин, - это базовое предприятие в стране по вы­пуску соединительных шнуров, арми­рованных неразборной вилкой, плав­ких электропредохранителей серии ПМ, пластмассовых комплектующих электроизделий, в том числе рычаж­ных и клавишных выключателей, ме­таллоизделий различных видов, гофротары...

Мы говорили о Михаиле Никитовиче Анипкине с заместителем директора областной библиотеки для слепых Ла­рисой Робертовной Ратновой. Она хо­рошо его знала. Сказала так: — Памятник он себе поставил всем этим.

Хотя о памятнике, конечно же, не ду­мал — просто делал всё, чтобы товари­щам по несчастью было где жить, рабо­тать, проводить своё свободное время. Вот и получился целый комплекс, к ко­торому ведёт светофор со звуковым сигналом, асфальтированная дорожка с яркими перилами по обе стороны — так удобно, что слепой человек даже без трости сможет пройти. И ещё одно, очень важное. Сейчас, ког­да Михаила Никитовича нет в живых (он ушёл из жизни в 1995 году), Липец­кой областной организацией ВОС ру­ководит Николай Александрович Сарычев. Он воевал в Афганистане. Их БТР был взорван. Тогда и потерял зре­ние. Вернулся инвалидом первой груп­пы. Узнал про предприятие для слепых -  завод «Электроаппарат». Решил устроиться на работу. Встретился с Ми­хаилом Никитовичем:

—  Учиться бы пошёл, Николай Алек­сандрович, ведь ты же молодой. Люди-то вперёд уйдут, а ты отстанешь. Я это понял, и ты поймёшь.

Николай Александрович окончил пе­дагогический институт. Сейчас это уважаемый в Липецкой области человек, подлинный интеллигент. У него пре­красная семья, дети. Ему-то Михаил Никитович Анипкин и передал в 1991-м году дело своей жизни — об­ластную организацию ВОС. Ещё Михаил Никитович успел создать предприятие ВОС в городе Ельце, а в 1963-м году по его инициативе в Ли­пецке была открыта школа-интернат для слепых и слабовидящих детей. Сейчас   это  уникальное   учебно-воспитательное учреждение, где учатся дети и из других областей. А возглавля­ет его народный учитель России Игорь Иванович Батищев. Впрочем, внима­тельные читатели помнят публикации и о школе, и о её замечательном дирек­торе.

...Бережно складываю все газеты, доку­менты, фотографии в папку, данную мне областной библиотекой для сле­пых. Теперь я познакомилась с челове­ком, жизненный путь которого пора­жает и вызывает чувство глубокого преклонения. И знаю военную тайну Михаила Никитовича Анипкина.

Ольга КЛЕКОВКИНА

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 9 гостей 
Просмотрено статей : 5930239
Индекс цитирования
Оценка качества сайта